Previous Entry Share Next Entry
Новодворская
vincenati
Не знаю почему, но известие о смерти Новодворской меня зацепило.
Меньше месяца назад она написала свое воспоминание о Наташе Горбаневской.
Меня удивило, что у нее не было ни интернета, ни компьютора, поэтому были забытые трудности по передаче написанного текста.
Еще одна блаженная ушла.
Полностью согласна с тем, что сказал про нее Быков: " Я почти никогда с ней не соглашался и всегда ею восхищался".

Воспоминание о Н. Горбаневской

«А Я В ХОЛОДНОМ МРАМОРЕ НЕМЕЮ…»
 
О прибытии Наташи в казанскую спецтюрьму мне возвестила на прогулке веселая уголовница Ирочка, которая по молодости лет попала в какую-то банду и у которой были влиятельные советские родители. Они помогли ей закосить от лагеря, не понимая, что их дочь попадет в гораздо худшие условия. Наташа, в отличие от меня, отлично сходилась с нормальными уголовниками и не боялась их… С Ирочкой она встретилась в Бутырской тюрьме, где они вместе ждали этапа. Кстати, веселая и разгульная жизнь Ирочки была для властей таким же хорошим основанием для признания невменяемости, как и политическое инакомыслие Наташи.
Когда я впервые увидела Наташу на прогулке (политических не сажали вместе в одну камеру, но только в камеры с убийцами и бандитками), она мне показалась совсем маленькой и ужасно кудрявой. Ей устроили скверную жизнь: все время кормили галоперидолом, давали мало корректора, хотя обещали престижную работу — разбирать книги в библиотеке. Тем более, что правила игры Наташа выполняла: говорила военным врачам, что в дальнейшем будет думать только о своих детях. Так что применять пытки у них основания не было. Наверное, Наташа прибыла с соответствующим сопроводительным документом от КГБ. Несмотря на ужасное состояние от галоперидола, она продолжала писать стихи. Тайно, конечно. Это было строго запрещено. Я видела, как зимой, на прогулке, в тюремном дворе, она писала стихотворение о царскосельской статуе. Я при ней играла роль Лидии Чуковской при Анне Ахматовой. Я запоминала уже написанные строчки, а Наташа «жарила» дальше.
 
О, зим российских лютые морозы!
О, мой опустошенный пьедестал!
Коленки скорча, в неудобстве позы
Тепла ищу, обломок южных скал.
 
Пигмалион не любит Галатею,
Его пленяет чей-то легкий смех,
А я в холодном мраморе немею,
В разбитый нос вбирая мерзлый снег.
 
Наташу не зря называли воробушком. Она действительно была похожа на маленький, беззащитный комочек перьев, замерзающий жестокой казанской зимой. Наташе я понравилась не очень. Тогда в диссидентском движении почти не было «народников», которые обращались бы не только к западным корреспондентам, но и пытались бы поднять на борьбу народ. Наверное, мудрые диссиденты уже тогда знали о нашем народе то, что не понимала я, девятнадцатилетняя студентка. К моему разбрасыванию листовок во дворце съездов Наташа отнеслась без нежности: она говорила, что подобные действия могут только усилить репрессии. (Учитывая, что у меня в листовках была полная политическая выкладка: предложение свергнуть коммунистический строй с помощью вооруженной борьбы и построить капитализм). Но в первом выпуске «Хроники текущих событий», который Наташа редактировала, она меня честно упомянула. Она прохладно относилась и к Солженицыну: ей казалось, что он гордец и мало общается с другими диссидентами. Она прочитала мне все свои стихи и рассказывала, как Ахматова завещала ей лиру. Как видно, Анна Андреевна поделила лиру пополам: половинку — Наташе, а половинку — Иосифу Бродскому. Но Наташа явно стоила даже целой лиры.
Она с нежностью вспоминала о Ясике и Осе и с уважением говорила о своей матери...
Наташа вместе со мной мечтала, как о счастье, что вдруг заново откроют дело, и нас увезут в Лефортово. О другом счастье мы и не помышляли. Наташа говорила, что даже если бы нас забрали на расстрел, стоило бы набрать конвоирам букетик одуванчиков, которые росли на тюремном дворе. Других цветов там не было. Летом нам случалось мечтать о том, как над тюремным двором зависнет американский вертолет, спустит лесенку, и мы уцепимся за нее. Ирочку мы тоже собирались прихватить. Но вертолет так и не появился. Зато произошло другое чудо. Возмущение участью Наташи и ее известность на западе были так велики, что КГБ не выдержало и года. Наташу увезли обратно в Москву, в институт Сербского, поменяли диагноз «вялотекущая шизофрения» на «реактивное состояние» и выпустили. Она недолго оставалась в России. Но никто не имеет права судить тех, кто побывал в спецтюрьме. После этого отъезд был вполне легитимен, потому что такое стране нельзя было простить, а существовать на свободе после этого было совсем уж невозможно. Больше мы с Наташей не виделись никогда, хотя потом, после августа, она и приезжала в Москву.
Видимо, политические пути наши, разошедшиеся в Казани, не сошлись и впоследствии. Не знаю, как ей понравились Ельцин и Гайдар, особенно в 1993 году. Боюсь, что не очень.

И себе, чтобы в одном месте было, ее ответы на 100 вопросов
Д. Губину в 2006



ВАЛЕРИЯ НОВОДВОРСКАЯ (FHM, №62, сентябрь 2006)

Ну чему тебя научит мужчина-политик? Наклоняться да прогибаться. Новодворская осталась главным мужиком среди них. Она может научить тебя не бояться. Поэтому FHM с ней на ты.

1.      Когда ты последний раз сидела в тюрьме?
В 91-м. Горбачев в тот момент затоптался на месте, и решил, что «Демократический союз», как Оливер Твист, зря требует добавки каши, и надо его стукнуть половником по голове. Мне светила статья 70 в новой формулировке – «призывы к вооруженному свержению существующего строя». А строй был коммунистический. Тут ГКЧП его и накрыло. 23 августа меня выпустили.

2.      Во сколько лет ты стала антисоветчицей?
Лет в 8. Потому что познакомилась со школьным укладом и казарменным бытом в детском противоастматическом санатории «Чайка» в Анапе. Меня из него выгнали.

3.      Правда ли, что в тюрьме ты держала 5 «сухих» голодовок?
Не в «Лефортово». В «Лефортово» удовлетворяли все требования до начала голодовки. А с 88-го до 90-го мне 17 раз давали по 15 суток, и вот тут пришлось прибегать и к «мокрым», и к «сухим» голодовкам – в знак протеста, что не давали книг. Но «сухую» голодовку нельзя держать 15 суток. На 11-й начинается агония. Я держала «сухую» 7 суток.

4.      Правда ли, что ты 2 года провела в психушке?
Нет, неправда. Это называлось иначе – спецтюрьмой закрытого типа для политзаключенных, признанных невменяемыми. Это не была психушка даже по документам.

5.      Сколько человек входят в партию «Демсоюз»?
Человек 200. В 89-м было 2000.

6.      Пошла бы ты с Лимоновым в разведку?
Мы по разные стороны баррикад, армии и морали.

7.      Какие прозвища у тебя были в школе?
Никаких – я не общалась со школьниками, они были глубоко не интересны. Я в школе только сдавала зачеты и вела за учителей уроки. Делать в школе мне было нечего.

8.      Перед каким мужчиной ты готова встать на колени?
Перед покойным Джохаром Дудаевым. Перед Иисусом Христом. Все.

9.      Есть ли у тебя в жизни кумиры?
Девиз есть – не сотвори себе кумира.

10. Какой порок ты считаешь для мужчины самым страшным?
Трусость.

11. Какой недостаток ты прощаешь мужчине легко?
Как это называется, когда мужчина увлекается женщинами? Женолюбие, да? Супружескую измену. Это вообще норма для мужчины. В общем, если мужчина ходок – это нормально.

12. Правда ли, что ты никогда не занималась сексом?
Совершенно верно. По-моему, никчемное занятие. Сплю я со своим котом, он мне спать не мешает. А на секс, говорят, надо много времени, а у меня его нет. И если уж заниматься спортом – то плавать в бассейне полезнее.

13. Как ты относишься к тому, что тебя многие ненавидят?
Нормально. Я не ставила перед собой цель всем понравиться. Мне не нужна любовь дураков, фашистов, коммунистов, фундаменталистов.

14. Почему слово «демократы» стало ругательным?
Потому что не потянул наш народ на демократию. Демократия – это не воля большинства, тут кто-то обманул. Демократия – это ответственность. И умение работать ради своего блага, а не ради гибели соседа. Вот это народ и не потянул.

15. Какой самый ужасный поступок ты совершила в жизни?
Я человек предельно рассудочный, семь раз отмеряю, потом делаю. Я ужасных не совершала.

16. Что в тюрьме самое страшное?
Несвобода.

17. Чему тебя научила тюрьма?
Тому же, о чем все время твердил Солженицын, когда еще был человеком – не верь, не бойся, не проси.

18. Приходилось ли тебе воровать?
Да нет, конечно! Что за странный способ заработать! С моей ловкостью рук я бы точно засыпалась!

19. Приходилось ли тебе драться?
Пощечины давать – приходилось. А драться не умею. Хотя надо бы уметь.

20. В ком или в чем тебе приходилось разочаровываться?
Самое большое разочарование связано с народом. До 93-го я серьезно думала, что народ – жертва системы, что коммунисты его изнасиловали¸ лишили свободы. Оказалось, что не народ ­– производное от коммунистов, а коммунисты – производное от народа.

21. Приходилось ли тебе напиваться?
Один раз выпила сангрии в Испании, в Андалусии: мне сказали, что там нет алкоголя. И правда было похоже на компот. А потом выяснилось, что встать не могу из-за стола, хотя голова ясная! Я не подхожу для употребления алкоголя.

22. Была ли ты хоть раз в жизни в стрип-клубе?
Нет, а на что там смотреть? Там раздетые женщины, насколько мне известно?

23. Пробовала ли ты хоть раз наркотики?
Нет, и никогда не стала бы!

24. За кого ты голосовала на последних выборах?
Президентские мы бойкотировали, на парламентских – за СПС.

25. Есть ли что смешное в Путине?
То, что он мнит себя Наполеоном. Но нам не до смеха. В Гитлере тоже было много смешного.

26. Надо ли оставить Путина на третий срок?
Ему и двух первых много было.

27. Надо ли отменять выборы губернаторов?
Нет, конечно!

28. Надо ли легализовать марихуану?
Тоже не надо. Если легализовать, то, в конце концов, ее начнут продавать в школе. Эта мера пригодна для Голландии, а не России.

29. Надо ли запретить мигалки?
Я бы запретила, это варварская примета.

30. Надо ли разрешить однополые браки?
Однополые гражданские союзы – надо. Организовать некие агентства, регистрирующие подобные союзы и дающие возможность, скажем, наследовать. Но не может быть названо браком то, что не является браком. Церковь все равно их не признает, и правильно сделает. Это просто союз, а не сказочное немножко действие, которое держится на традиции.

31. Надо ли было сажать Ходорковского?
Ни в коем случае!

32. Надо ли будет посадить Абрамовича?
То же не надо! Не надо никого сажать из богатых людей только за их богатство – это не вина и не основание для преследования.

33. Над чем последний раз ты плакала?
Как раз над судьбой Ходорковского. И над смертью Масхадова.

34. Должен ли мужчина стыдиться слез?
По-моему, он не должен прилюдно плакать.

35. Какой фильм ты готова смотреть каждый день?
Такого нет, но очень готова смотреть  – «Братство кольца», «Пролетая над гнездом кукушки» и многие исторические, типа «Кромвеля».

36. Должен ли был Жеглов подбрасывать Кирпичу кошелек?
Ха! Нет!

37. Когда тебе последний раз было страшно за жизнь?
Никогда не было, я не дорожу жизнью

38. Как ты заработала первые деньги?
В детском санатории, работая дефектологом, в 73-м, уже после освобождения.

39. Чем в своей жизни ты больше всего гордишься?
Тем, что удалось помочь уйти Эстонии, Латвии, Литве. И еще тем, что создала «Демократический союз».

40. Согласна ли ты, что рабство у русских в крови?
Я бы сказала, что одна из русских традиций, византийская, и другая, ордынская – да, их можно считать рабскими, они у восточных славян в крови. Но есть и скандинавская традиция, и дикого поля – они другие.

41. Согласна ли ты с лозунгом «Россия – для русских»?
Ни в коем случае!

42. Можно ли «Наших» назвать путинюгендом?
Это я их и назвала. Мой термин! Употребленный еще на свободном НТВ при Саввике Шустере.

43. Назови трех самых сексуальных для тебя мужчин?
Для меня не имеет значения сексуальность, я не умею ее определять.

44. Правда ли, что тайна русской души проистекает из русской праздности?
Тайна – во многом миф, придуманный славянофилами. Разгадка этого мифа – на дне славянофильской души.

45. Какую телепрограмму ты ни за что не выключишь?
Сейчас таких не осталось. Разве что хороший фильм.

46. Какие радиостанции ты слушаешь?
«Свободу» и «Эхо Москвы».

47. Какие газеты ты покупаешь?
Я не покупаю, я выписываю «Новую газету».

48. Какую книгу ты сейчас читаешь?
Я сейчас читаю эту дикую вещь, «Духless», но никак не идет, очень пустопорожняя. Так что заедаю Улицкой, «Казусом Кукоцкого». И еще читаю «Путь Бро» Сорокина.

49. Какую книгу ты сейчас пишешь?
Я больше книг не пишу, только статьи.

50. Какую машину ты бы купила, если бы не думала о деньгах?
Наверное, «Вольво»

51. Что в сегодняшнем мире тебя больше всего бесит?
Во-первых, равнодушие Запада к страданиям тех, кто пытается стать Западом. Во-вторых, система взаимных предательств. Как преданы китайские политзаключенные во имя инвестиций и кредитов! И как нас предали за ведро нефти и газа!

52. Что в сегодняшнем мире больше всего радует?
Что он нарядный, уютный, всем есть место и ниша, что он очень-очень стратифицированный и свободный.

53. Достойны ли памятников при жизни Ельцин и Горбачев?
Я боюсь, что если им поставят памятники даже после смерти, народ их разрушит, придется охрану ставить. Но Ельцин памятника достоин, С Горби сложнее, хотя и он много доброго сделал.

54. Довелось ли тебе испытать в жизни любовь?
Довелось, но платоническую.

55. В чем национальная идея России?
Национальной идеи пока нет, а у Руси была до нашествия татар была – сделаем Русь святой. То есть чистой, правильной. Не грех и продолжить.

56. Что для тебя значит «пошлость»?
Прежде всего, приземленность. А потом – бестактность, отсутствие тонкой настройки. Интеллекта.

57. Что для тебя значит «разврат»?
Я никогда не вдавалась в этот вопрос. При моем тотальном целомудрии за него легко принять и обычные семейные отношения. Я от ответа воздержусь.

58. Как ты относишься к порнографии?
Никак. Ни разу не видела. Если нужно – пусть существует, но только не в детских библиотеках лежит.

59. Честно или бесчестно уводить у друга девушку?
Бесчестно, конечно.

60. Что делать, если девушка сообщает о беременности?
Боюсь, что жениться, если только девушка заранее не предупреждена, что нужно принимать таблетки и что ты не хочешь ребенка.

61. Что делать, если в браке снова влюбился?
Тут ничего не поделаешь. Или забыть, или тихо сходить налево, но так, чтобы не узнала жена.

62. Честно или бесчестно прогулять работу из-за любви?
Смотря какая работа. Может, это работа, которую нужно каждый день прогуливать, и безо всякой любви.

63. Веришь ли ты в бога?
Да.

64. Подаешь ли ты нищим?
Подаю. Только не молодым со здоровой рожей, которая кирпича просит, а старикам и старушкам.

65. Когда ты последний раз была в церкви?
Сравнительно недавно, на Пасху.

66. Когда ты последний раз ездила в метро?
Не помню. Несколько лет не ездила.

67. Есть ли у тебя принципы подбора одежды?
Нет.

68. Сколько стоит твое самое дорогое платье?
Ну... 300 долларов, наверное.

69. Сколько денег у тебя сейчас в сумочке?
С утра было 10 тысяч, сейчас осталось уже тысяч 5, ушло на партийный праздник.

70. Есть ли у тебя хотя бы $10 тысяч сбережений?
Есть...

71. На что бы ты потратила гонорар в $10 тысяч?
В Японию бы съездила в индивидуальный тур, а также в Тронхейм, в Норвегию, куда туристические маршруты не заглядывают.

72. Считаешь ли ты Джорджа Буша идиотом?
Нет, не считаю.

73. Считаешь ли ты, что конфликт ислама и христианства кончится третьей мировой?
Не думаю. Ислам не потянет. У Запада все преимущества. Будет очередная реконкиста, и я бы не советовала исламу нарываться.

74. Правда ли, что ты до сих пор живешь в двухкомнатной «хрущевке» с мамой и котом Стасиком?
Правда. Святая.

75. Правда ли, что ты считаешь эмигрантов предателями?
Я считаю их слабыми людьми и дезертирами.

76. В скольких странах ты успела побывать?
Почти во всех, в которых хотела. Штаты, Норвегия, Финляндия, Греция, Испания, Франция, Италии... в Черногории была... Первый загранпаспорт получила с помощью Козырева, и при Ельцине с этим всегда проблемы были. Только при Путине паспорт обменяли без разговоров.

77. Что самая страшная беда России?
Самолюбование.

78. Правда ли, что ты окончила школу с золотой медалью?
С серебряной.

79. Правда ли, что за антисоветские листовки тебя арестовали в 16?
Ерунда! В 19.

80. Правда ли, что Путин тебя терпеть не может?
Я его тоже терпеть не могу.

81. Когда последний раз против тебя возбуждали дело?
В 91-м... Что? А, если без ареста – то в 94-м. За разжигание межнациональной розни между русскими и совками. Но это кончилось за отсутствием состава преступления.

82. Правда ли, что ты читаешь по-древнегречски и латыни?
Ну, со словарем. По латыни лучше, по-древнегречески хреново. Я же не классическое образование получала, а романо-германскую филологию.

83. Правда ли, что тебе Гамсахурдиа дал грузинское гражданство?
Не думаю, что оно легитимно.  Не думаю, что уже свергнутый Звиад Гамсахурдиа был уполномочен давать гражданство. А Саакашвили и без меня справляется.

84. Что помогает тебе преодолевать отчаяние?
Ненависть.

85. Глупо ли быть сегодня диссидентом?
Сегодня надо быть диссидентом! Сегодня самое нужное России – это диссиденты, иначе не будет ничего – ни колбасы, ни свободы.

86. Какие 3 книжки должен прочесть каждый парень?
Трилогию Войнич – «Сними обувь свою», «Овод», «Прерванная дружба», всего Джека Лондона и «Короля Матиуша I» Януша Корчака. Про Евангелие уж не говорю.

87. Как ты относишься к феминисткам?
Плохо. Не люблю глупость, возведенную в политический принцип. Льготников не люблю, а они требуют льгот под видом равноправия. Если такие крутые, пусть тянут мужской норматив и ничего сверх не требует! Пусть в шахматы мужского класса играют, и на работе тянут как мужчины, не требуя декретных отпусков!

88. Что доставляет тебе больше хлопот – душа или тело?
Душа мне не доставляет хлопот. Вот тело и его болезни неприятны. Хорошо, чтобы тела вообще не было, а люди состояли из одной души. Тогда бы я порхала, как бабочка!

89. Нужно ли прощать стукачей?
Нет, ни в коем случае. Публиковать имена в газетах!

90. Как ты относишься к среднему классу?
Я его очень люблю.

91. Относишь ли ты себя к интеллигенции?
Да.

92. Ты считаешь себя счастливой?
Нет счастья на земле. Есть покой и есть воля.

93. Радует ли тебя известность?
Наоборот.

94. Считаешь ли ты распад СССР величайшей трагедией века?
Это величайшие счастье, которое могло случиться.

95. Чем ты можешь объяснить растущую тоску по империи?
Чувством фрустрации и личного ничтожества тех, кто мечтает об империи.

96. Чего ты не умеешь, но хотела бы уметь?
Покорять сердца людей

97. Чего не делать?
Не врать, не трусить, не продаваться.

98. Кто виноват?
Мы во всем.

99. С кем покончить?
Я думаю, с терпимостью ко злу.

100.                   Чем ты будешь заниматься через 20 лет?
Через 20 лет меня не будет в живых. Нельзя жить так долго.
 

  • 1
Валерия Ильинична была невероятным человеком. Эталон неподкупной стойкости. Без таких эталонов сложно жить.

Ты очень правильно сформулировал. Про эталон.

А мне ее очень жалко и ее внешний вид, и ее одиночество говорили о неординарном человеке! Светлая ей память!

Я не была явным сторонником Новодворской, но всегда внимательно слушала, что она говорила ( если ей давали это делать).
Ты права, она была одинокой.

Это ты правильно заметила - если давали сказать! Но она так мне кажется терялась натиску кричащих при власти!
Ой, вот жалко и все! Беззащитная и несчастная тетка!

Замечательная она, ни на кого не похожая, свободная и умная.
С ответом номер 95 у меня полное согласие. Хотя и все остальные тоже нравятся.
Мир праху ее.

Лена, целый день читаю о ней. Удивляюсь сама, почему вдруг мне стало обидно, что она умерла.

Мы с мужем ее любили и всегда ценили.
Она со здоровьем сильно мучалась. Жаль ее. Хорошая тетка. И Боровой ее любил и ценил как друга и человека( мне кажется). Она цельная была. И сильная.
Ты жалеешь уходящую эпоху. Где наша молодость. Такие как она уйдут и будет другое время, делать которое буду другие люди. Не наши люди. Но наши дети.( тут я делаю умную и грустную улыбку))))а на самом деле хочется всплакнуть конечно ж)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account