vincenati (vincenati) wrote,
vincenati
vincenati

Category:

Я мало что помню из раннего детства. 

Помню неприятную темную сырость утра, когда папа меня будил и надо было вылезать из- под теплого одеяла  и остывший за ночь  ( печное отопление) воздух вызывал озноб. Надо было быстро одевать неудобную одежду. Поэтому момент, когда я застреваю в узком платье с поднятыми руками , является одним из сюжетов моих ночных кошмаров.
Помню, как больно щипались быстрые мамины руки, пытаясь из- под узкого рукава кофты вытащить рукав одетого под низ платья, застрявшего где- то у локтя. 

Быстрое беспощадное расчесывание моих волос мамой, опаздывающей на работу.
Помню, как кололи ляжки шерстяные рейтузы. Потому что колготок еще не было, а чулки цеплялись двумя резинками, свисающими с лифчика-(это такая коротенькая чуть ниже пупка  маечка с пришитыми резинками, заканчивающимися специальными защелками). Поэтому между трусами и чулками,особенно сзади, всегда были голые ляжки.
Помню, как трудно отлипали катышки налипшего снега с варежек.
Помню, какой невкусной казалась мне еда, которую заставляли есть. Я даже не помню, что именно мне не нравилось, но помню, что я перед тарелкой проводила много времени. Потом научилась прятать тарелки под чугунной ванной. Она стояла у нас на кухне, прикрытая куском толстой фанеры. Сверху находились мои игрушки. Это была моя территория. Если я облокачивалась об стенку, доска съезжала и мама, которая на кухне все время чем - то была занята, на ходу красивым движением бедра ( помните знаменитый танец Софи Лорен mambo italano?) задвигала доску, меня, игрушки на место.
Но тарелки видимо быстро кончились и меня застукали. Тогда я нашла более простой метод: выходила во двор  и подсовывала тарелку моей собаке Пудику. Благодарный он еще и вылизывал до чиста. Как меня ругали!
И вот когда мне себя было особенно жалко и закатить истерику , как Анна, мне почему то в голову не приходило, я успокаивала себя уверенностью, что когда моя мама станет маленькой - я займу ее место и отыграюсь.

Я была глубоко уверена в такой цикличности жизни, потому что ничего не знала о смерти. 
В нашей семье не было бабушек и дедушек. Я не наблюдала процесса старения, увядания и я не пережила их смерть.
И не дополучила ласки и нежности, на которую только они способны. У родителей не было на это времени. И отсутствовал собственный опыт, так как они в свою очередь не имели счастья расти в нормальной семье ( мама- сирота, выросшая в детдоме, у папы- мачеха )
А тогда в раннем детстве я представляла все довольно ясно: сначала я маленькая, мама- взрослая, а потом я становлюсь мамой, а мама превращается в ребенка. Такая модель справедливого равновесия мира меня вполне  удовлетворяла. 
Я только сейчас понимаю, насколько мое детское представление о мироустройстве оказалось справедливым. 
Мама сейчас  сущий неразумный  ребенок. Совершенно неприспособленный. Она все забыла.  Она ребенок послушный, но не сообразительный. Хватает ее только на один шаг- действие. Это так больно наблюдать. Она забывает все. Но самое грустное, у нее нет детской беззаботности и наивности. Она находится в каком - то кошмарном тревожном сне. И мы не знаем, какими словами можно утешить и заставить поверить, что ничего не угрожает ни ей, ни ее детям.
Старость отбирает все постепенно : умение двигаться, способность соображать. Это какой- то тамбур между здесь и там , между жизнью и смертью. А может это то полезное подстегивание, предупреждение, что жизнь не бесконечна и до обидного глупо не заполнять ею каждый день ?
Tags: Ностальгическое, мама
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments