Previous Entry Share Next Entry
Лето наступило!
Faium
vincenati
Когда приезжает Л., меня буквально захлестывает. Имена, события, байки старые и новые, истории  ее друзей с подробностями жизненых перепетий, письма дедушки, успехи внуков. Что- то повторяется,  что- то угубляется. Я каждый раз клянусь, что начну записывать и кончается обычно это тем, что я вообще ничего не пишу.
Перерывы между нашими встречами сокращаются, это вина и заслуга Коголето, но количество тем не иссякает. Они могут быть глубкими и глобальными или совершенно девочковыми, можем скатываться на уровень местых сплетен и пересудов, потом снова взлетаем на высокие темы религии, генетики и искусства.
У Л. на этот раз были поездки в  Венецию, Падую, Фрайбург, Потстдам. И откуда она силы черпает? Непонятно. Сейчас срочно летит на пару дней на Кипр к умирающей от рака подруге.
Но до моего отъезда в субботу у нас есть возможность совершать ставшие почти сакральными заплывы к дальнему буйку.
Вчера вечером решили пойти пешком вниз в город. Начался курортый сезон. Везде молодежь и музыка. В нашем баре выпили компари, и болтая, не заметили,  как по серпантину легко поднялись наверх. На одной петле дороги нет никакого освещения, со всех сторон обступают горы, проходим через небольшое , заросшее инжирными деревьями ущелье. Месяц молодой, поэтому шли в кромешной темноте, над головой россыпь звезд и вдруг осознали, что весь склон мерцает от светлячков.
А сегодня поехали утром в Геную на знаменитое кладбище Стальено.  Кладбище знаменитое, но о нем не говорят ни в одном путеводителе. Друг Л. Саша Окунь настоятельно рекомендовал его посетить, да и Хэмингуэй относил его к одному из чудес света.
Моей ошибкой было то, что мы пошли на специфическую экскурсию, связанную с торжественным окончанием реставрации 8 памятников. Вот про них очень скурпулезно рассказывали. Я старалась переводить, но видимо не дословно, Л. заскучала и после третьей могилы стала ныть и предлагала смыться. Но нас , экскурсантов было всего 4 человека и я деликатничала. Мы таскались по крутым лестницам, ходили по длинющим галереям, заставленным рядами скорбящих ангелов и реалистическими скульптурными портретами умерших. Количество труднопредставимое. Все покрыто вековой пылью, не верится, что это белоснежный мрамор. Отсюда и пафос экскурсии, хотя проделанная работа капля в океане.
Это не Новодевичье кладбище и даже не Ваганьковское, где кругом знакомые имена. Мало похоже и на городской римский музей, где собраны мраморные гробницы редкой лаконичности и красоты.
Все скульптуры второй половины 19 века и начала 20.
Л. вдруг вспомнила, что пора домой, ей надо срочно садиться за работу, скорее нырнуть в море и  закончилось время парковки. Все это она так и произнесла, через запятую, чтобы хоть на какой- то аргумент я откликнулась, по- идиотски расшаркалась перед экскурсоводом, не забыла спросить дорогу обратно и повела мимо галерей, темных старых кипарисов на залитую солнцем площадь, где стояла машина.
Мы вернулись в Коголето, переоделись и поплыли. На пляже вяло загорали отдыхающие. В воде были мы единственные. И Л. впервые заговорила о новой книге.

  • 1
а кто такая Л.? (Или это все знают?)
(может быть Л. - это лето :)?)

Это моя очень хорошая подруга

  • 1
?

Log in

No account? Create an account