July 21st, 2010

Faium

Москва Жара продолжается

Москва - труднопереносима. Не хватает кислорода, жара как раз терпима. Подобные физиологические ощущения я испытывала на перевале в Андах. Шум в ушах и не хватает дыхания. Сердце не выпускаешь зубами,  оно бьется в горле и хочет выпрыгнуть.

Но я все равно таскаюсь по Москве (в квартире не работает кондиционер,  в ней как на раскаленной сковородке). Выбираю помещения с кондиционерами.

Вчера занесло в музей Пушкина на Кропоткинской. Я там ни разу не была. Как всегда поражена неоправданным размахом: перестроенный особняк с застекленным непропорциональным холом. Отторопь берет. В подвальном этаже фонтанчик журчит- очень напоминающий фонтаны для омовения в мечетях. Персонала раз в 10 больше, чем посетителей.

Пушкин в этом доме не жил, подлинных, ему принадлежащих предметов раз-два и обчелся. Мебель, книги, картины, гравюры, аксессуары той эпохи (якобы..). Кондиционирование комфортное.

Я как всегда в московских музеях, выискиваю сюрпризы в деталях.
Например, одна из книг:

Опыты теории налогов
Ник. Тургенев, Типография Греча, 1818.

"Сочинитель, принимая на себя все издержки печатания сей книги, предоставляет деньги, которые будут выручаться за продажу оной, в пользу содержащихся в тюрьме крестьян, за недоимки в платеже налогов."

Отталкиваясь от этого, куда мысль бежит?

А так я искала про Бекендорфа после 1825. Мне Л. много рассказывала о той абсурдной ситуации, когда люди, принадлежащие одному кругу, являющиеся часто родственниками, оказались на противоположных сторонах. Бенкендорф страдал искренне.
Мы же по знаниям, полученным в советской школе, знаем только про жандармские замашки этого сартрапа.

А сегодня пойду на балет. Что-то необычное. Хореография испанца Начо Дуато на тексты записных книжек Чехова и музыку Шнитке.
http://www.novayagazeta.ru/data/2010/078/23.html

Faium

Ужин у Марко. Милан. Брера

Ездили в гости к Марко. В свои 53 он вышел на пенсию и теперь наслаждается жизнью, занимаясь всеми теми делами-увлечениями, на которые у него не было времени: путешествия, лыжи, гоночные машины, гольф и т.п.
              
 

А какой дом!
На юге от Милана, где закругляются Апеннины - Ольтрепо Павезе. Горизонт волнист от холмов, на вершине которых по замку, замочку, башенке.
Дом как в мечтах сделан с безупречным вкусом. Хочется молчать и смотреть в даль.  Террасса из желтого камня, голубой басейн, закат розовый, виноградники гармонично расчерчивают близлежащий холм. Тишина доисторическая.

 

 

На террассе перед бассейном был уже сервирован стол.
Собирались коллеги из Милана (9 мужчин и я!), чтобы отметить   отъезд Гвидо в Бостон. Гвидо- рыжебородый обоятельный крепыш.

Он обстоятельно, очень красивым языком, без эмоций  рассказал, как   организовывал переезд всей семьи из Варшавы в Бостон.

Семья: 4  собаки  и 3 дочери. Чтобы представить его невысказанные эмоции, в конце рассказа он заявил, что похоронят его в Бостоне, т.к. еще один переезд он не переживет.

Было очень вкусное вино, ветчина и козий сыр с соседнего холма. А потом жарили на гриле фьорентину. После десерта все курили сигары. И я почувствовала как понижаю градус мужских шуток своим присутствием.


Ночевали в Милане, куда приехали почти в час ночи.
Проснулись поздно. Выползли из гостинницы. Милан плавился. Люди двигались, дрожа через струящееся марево, которое поднималось от раскаленных камней, не успевших остыть за ночь.
Я приуныла и  вяло гребла ногами по жуткой жаре и думала, что не протяну до 7 вечера. А потом как-то отвлеклась на людей, дома, витрины. Я была в моем любимом районе Брера.

Брера в том числе и  художественная академия, там же Пинакотека. Туда я и направилась. Там была выставка (Lucio Fontana) Фонтаны- современного итальянского дико раскрученного художника. Он знаменит своими художественно порезанными холстами.
Я ходила по залам и чувствовала, что меня от обилия религиозной живописи, вариаций
  на библейские темы, начинает тихо подташнивать. Стала разглядывать детали.
Ребенок Христос, у очень старых мастеров запеленутый, как советские младенцы. У ренессансных – это перекормленные крепыши со взрослыми лицами.
В собрании Бреры есть знаменитый Рафаэль
http://www.benua-history.ru/338-put-Raffaello.html
Очень смешно рассматривать, как Рафаэль изобразил еврейскую свадьбу. Его можно понять. Он рисовал то, что видел. Моду своей эпохи, современную архитектуру.

Еще в собрании Брера один Караваджо. Я должна как-нибудь написать о моем отношении к этому художнику.

И еще потрясающий Мантенья.









Cristo morto                                                    Lo sposalizio della Vergine
Faium

Анна

И самое важное ради чего и заведен жж, наша Анна.
Она уже весит 3600! Носит одежду для 3х месячных младенцев. А первые распашонки были 0 размера и я радовалась, т.к. есть еще меньше, для недоношенных.
Лысеет.  Я не переживаю, т.к. Наташа до 2 лет была как голое колено, а потом появились такие роскошные локоны.
Анна уже не машет хаотично руками, но продолжает серьезно разглядывать мир голубыми глазами.



У Анны есть паспорт. Пока только итальянский. Она собирается совершить свой первый полет на самолете к бабушке Эстер и дедушке Луиджи.
Эта фотография так и называется: для паспорта с открытыми глазами и закрытым ртом.