July 13th, 2012

Faium

Москва

Суматошная неделя в Москве.
Решение освободить квартиру в августе может С. принял давно, но озвучил мне только сейчас.
Поэтому я в легкой панике: что взять, что собрать, что выбросить, а главное разобраться, что первое, что второе и третье.
К тому же я барахольщица. Плюшкин. Мне что-то выбросить, это преодолеть внутренний протест.
Вещей с историей все меньше и меньше: с моими-то переездами туда-сюда. Но и в этот раз были сюрпризы. В одной куче бумажек нашла клеенчатую тряпочку- мою первую "одежку", мое документальное подтверждение появления на свет. И там указан час рождения: 4.40. Моя израильская родственница- астролог - давно меня пытает, в котором часу я родилась. От этого, оказывается, много меняется в астрологической карте. (нужна ли она мне - это другая тема).
А еще есть Дед мороз из папье-маше и ему минимум лет 60.
Надо относиться к вещам без эмоций и уметь с ними расставаться.
Faium

Москва

Кроме сбора и сортировки вещей, накопившихся за 7 лет, ничего интересного за неделю не произошло. Обидно, подумала я. И совершенно неизвестно, когда я снова окажусь в Москве. Психология местного жителя: я успею это посмотреть, сходить, узнать.
Пришлось еще дважды бегать в консульство. Оно на Якиманской набережной, а на углу с Полянкой стоит дом, в котором я жила в 1977 году! Это на первом курсе, когда мне не дали общежитие и я скиталась по углам и меня приютила моя подруга. Вот ее папа и нашел мне комнату в этом доме. У меня впервые в жизни была собственная комната.
Я обожала чертить под "Радиотеатр у микрофона", утром мыть полы, переломившись пополам на вытянутых ногах, а по вечерам бегать через двор перед закрытием в Третьяковку и смотреть картины одного зала.
Или возвращаться из института пешком по улице Карла Маркса (Старая Басманая), Чернышевского (Покровка), площадь Ногина (Китай-город), улицу Разина (Варварка), площадь Репина (Болотную площадь), уф, одна Полянка осталась Полянкой!
И вот я стою перед этим домом и все вспоминается. Как на коммунальной кухне были оставлены связки Юности и я ее всю перечитывала. Какие огромные страшные тараканы водились в ванной и с каким ужасом я выходила по вечерам, когда они непуганные сонные еле шевелились от только что заженного света и противно хрустели под ногами. Как нас гоняли на участие в приветствиях правительственых делегаций и мы стояли на обочине, махали бумажными флажками (у меня коллекция собралась), а потом все шли ко мне. Даже бронзовую лампу с конечно-же зеленым абажуром вспомнила.
А я все это писать начала только с целью рассказать про выставку Шагала в Третьяковской галерее, куда я ошпаренная московской жарой забежала остыть.