November 2nd, 2012

Faium

Москва- среда

Моя подруга Лена специально взяла отгул, чтобы мы могли поболтать. Но мое утро началось поздно: чертовы три часа разницы во времени. Поэтому культурной программы не получилось, гулять тоже не было никаких сил под ледяным дожем. Мы спрятались в уютной кафешке на Малой Бронной, котоую разрекламировала Афиша.
Как сели, так и проболтали до 5 вечера. Тут я спохватилась, что сегодя ЛУ возвращается, а я же ужин обещала, из Италии сыр, рис, белые грибы для ризотто привезла.
По дороге заскочила в магазины и вот незадача: нет свеклы! Это что дефицит? Я обскакала под мокрым дождем со снегопадом весь квартал. Так что в Италию только черный хлеб везу.
Уставшая ЛУ ввалилась в дом с чемоданами. Обе были слегка смущены абсурдностью: я встречаю в ее доме.
Заварила чаю, усадила, пришел Андрей и пока я готовила ризотто слушали про Сеул, корейцев, минимализм их жизни, вежливость, любезность, еду,черные черепичные крыши, а главное про корейскую Берлинскую стену и про их самиздат. Им был Максим Горький!
Faium

Москва-Милан

Вчера был бесконечный день, удлиненный на три часа.
Спала плохо, Л. проснулась по корейскому времени и меня разбудила. Мы долго завтракали. Потом пришло такси. На улице гололед, чуть не убились, загружая чемоданы.
Самолет был забит до упора. Каникулы.
Весь полет читала Улицкую.
А в Мальпенсе на паспортном контроле нахлынула толпа мусульман в длинных белых одеждах. У некоторых женщин на шее висели блестевшие как золотые ( а может быть и не как золотые, а золотые) термосы. Половина была с итальянскими паспортами.
В секции негабаритного груза выкатили огромную тележку, нагруженную одинаковыми прямоугольными коробками. Мужчины, по каким- то им известным признакам разбирали их. Я все никак не могла понять, что это. Потом мне подсказали, что вернулся рейс из Саудовской Аравии, куда все ездили на хадж. А в коробках святая вода!
Получив багаж, вышли и застряли в громадной толпе встречающих. Первое ощущение было: где я? Это Милан? Может самолет приземлился не в Италии?
Протискиваясь через плотную толпу, обратила внимание, что многие женщины держали в руках подносы с финиками и пакетами молока. Они все встречали вернувшихся приобщившихся к святым местам, родственников. Я застряла. Разглядывала арабские лица: нервные бородатые мужчины, немного отрешенные старики, много шумных детей, женщины в платках. При встрече они долго обменивались поцелуями, я насчитала семь раз. Толпа смешалась, прилетевшие в белых платьях до пят и встречающие в пестрой одежде. Все шумели на незнакомом языке. Я все хотела дождаться и посмотреть, как они финики молоком запивать будут, но Саша прикрикнул и я побежала его догонять.