September 6th, 2016

Faium

Цветаева

Про Цветаеву узнала поздно, когда училась в институте. Стихи я плохо воспринимаю, поэтому ничего не поняла.
Потом уже, когда работала, в году 83 попала на экскурсию Москва Марины Цветаевой. Маленькая невзрачная девушка рассказывала с такой страстью пережитой боли, что я до сих пор все помню. Мы бродили по переулкам, где Марина ходила, заглядывали в окна, откуда Марина смотрела на улицу. И, главное, стихи лились настолько к месту, что не замечала рифмы и все понимала и запомнила.
Про несуществующий уже дом-комод и восхищение Орленком- сыном Наполеона, об отце (не знала тогда, что он создал Пушкинский) и про больную мать (зима в Нерви с сестрой)про Коктебель и камешек Эфрона, про гражданскую войну (дочь Ирина)и маринину абсолютную неприспособленность. И конечно же про сына Мура, эвакуацию и Элабугу.
До перестройки все добывалось такими крохами. Воспоминания Анастасии и Ариадны. Потом открыли музей в Борисоглебском.

Передача далека до шедевра. И вопросы Велихов идиотские задает. Но сегодня вспомнила мою Цветаеву.Ведь было время, когда об Ахматрвой, Цветаевой в школе не рассказывали.