October 21st, 2016

Faium

Пятница. Без котиков, но с собачками. И снова без картинок. ..

Быстро-быстро, глаза слипаются уже!
Бывают резиновые дни: столько в них напихать можно! Завтра встану поздно, буду долго завтракать,  потом под радио приготовлю обед, посажу 2 вереска и загружу фотографии.
Сегодня проснулись по будильнику в сплошной  темени, чтобы успеть до начала забастовки на метро приехать  на Дуомо.
Утром так холодно! В метро все сидят нахохлившись, забинтованные шарфами.  
Рано утром Дуомо -это фантастическое место. По совершенно пустой площади ковыляют голодные голуби,  мимо на велосипеде  проносятся опаздывающие на работу миланцы,  скучают вооруженные до зубов патрульные солдаты.  Туристов нет!
Магазины еще закрыты. А двери баров открыты настеж. Капучино пьют  у стойки  с горячим рогаликом (cornetto) , который берут с полочки сами, обернув в бумажную салфетку.
Должна была встретиться с Георгием в 10 утра. Не смог. У Саши было деловое свидание. Мне не привыкать гулять одной.
Ноги понесли в мой любимый район Брера. Это не только Пинакотека,  но и академия художеств. Во дворе - памятник Наполеона (и что он тут делает?)самого Кановы Солнце заглянуло во двор, где сидели студенты. Некоторые рисовали.
А не пойти ли мне в музей (нормальная для меня мысль) ?
На самом деле я должна была купить себе обувь,  к моему голубому пальто . Потому что старые дорожные туфли (я даже в них по ледникам  Новой Зеландии ходила!)- ну совершенно не годятся! Слушайте,  а что сейчас в моде лакированная обувь?  И все  такое дорогое! Короче, я сбежала к своим картинам. Точнее хотела посмотреть Рафаэля, Мантенью и Пьетро делла Франческа и Караваджо.
А застряла,  пока мне не позвонил Саша. Встретились все вместе около Дуомо.  С раннеутренним не сравнить. 
Обедали просто, но вкусно в одном из многочисленных кафе.
Простились. Мы еще обещали заехать к другу Саши бывшему коллеге.  Они живут на холмах  Ольтрепо Павезе. У них собака родила 6 щенят. Разве я могла мимо проехать?  Но так быстро стемнело, что я не успела сфотографировать, а вспышкой пугать не хотелось.