vincenati

Categories:

Байкал

Этот пост - виртуальный пинок для моей подруги, которая недавно вернулась из поездки  на Байкал и никак не хочет про это
рассказывать.
Фотографии май 1980. Страшно сказать, 40 лет прошло!
Мы заканчивали 4 курс и нас отправили на практику в Ангарск. 1980 г - год Олимпиады! Для всех студентов срочно сворачивали обучение. Мы к началу мая уже сдали сессию и всех: вон из Москвы!
До Ангарска мы ехали на поезде почти 4 суток. Первые дни было весело и вкусно. Но когда закончились все жареные курицы, котлеты и вареные яйца и остались только спичечные коробки с солью, взгруснулось.  Ехали по бесконечной тайге и на редких остановках с едой было не густо.
Практика была на огромном химическом комбинате. Мы заканчивали факультет кибернетики и мечтали автоматизировать все возможные процессы, чтобы освободить человечество от грязного, нудного труда и оставить ему время исключительно для творчества.

Гигантский химический комбинат занимал огромную территорию. От одного цеха к другому ходили рейсовые автобусы. Повсюду торчали ректификационные колонны, тянулись бесконечные трубопроводы, с которых капала вонючая жидкость. Трубы пронзали вместо вековых сосен, как пелось в песнях, небо. Кедров не было, они умерли. Лысый с проплешинами  пейзаж латали тополиными рощами. Тополь оказался более живучим.
Оборудование было немецкое. Его демонтировали при капитуляции Германии и перевезли в тайгу. Построили гигантский химический  завод.
Поселили нас в общежитие. Наверное мы собрали материал и защитили практику, не помню. Потому что самым мощным воспоминанием осталась для нас поездка на Байкал. На заводе нам дали телогрейки и палатки и мы в мае поехали, не выяснив даже, что там только- только сошел снег и расстаял лёд на озере.

А теперь представьте берега, окутанные сиреневой дымкой. Цвел багульник! Багульник, сухие веточки которого я покупала в Москве у метро и на зимнем окне совершалось чудо. А здесь заросли его!
Вода смертельно холодная. Мы пытались утром умыться- обожглись водой. Чистая вода ничего не прятала на дне и прозрачность мучала мозг, который не справлялся с картинкой.
Ещё помню радуги. Из было  много. Они отражались, преломлялись, множились вопреки всем законам оптики.
Помню, мы даже на кораблике до Ольхона доплыли. Навигацию только открыли и нас взяли покататься. На кораблике не было спасательных кругов. Нам об'яснили, что у человека, выпавшего за борт от резкого переохлаждения останавливается сердце. Может нас - московскую молодежь пугали. Но я запомнила.
А ещё в лесу цвели ярко- жёлтые жарки.

Моя дорогая подруга! Я жду твой рассказ!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded